+7 (343) 271-88-03

+7 (343) 271-99-03

г. Екатеринбург

Кодирование от алкоголизма

Лечение алкоголизма и алкогольной зависимости

Выведение из запоя на дому и в условиях стационара

Работаем круглосуточно по предварительной записи!

Лечение
алкоголизма

Кодирование
от алкоголизма

Срочный
вывод из запоя

Вызов
нарколога на дом

Лечение
наркомании



 

Эффективность лечения от алкоголизма

НАВСТРЕЧУ ЖИЗНИ или ИСПОВЕДЬ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ

Предлагаем Вашему вниманию рассказ бывшего алкоголика, которому провели одну из самых эффективных процедур - "подшивание торпеды".

...Первые дни после лечения я чувствовал себя как человек, который, внезапно проснувшись после долгого летаргического сна, с тревогой и удивлением озирается по сторонам, не понимая, что с ним происходило. Дни, месяцы и годы прошлого слились для него в один мимолетный сон.

За годы пьянства я совершенно забыл о книгах, лыжах и коньках, о рыбалке и охоте, о долге и чести, о любви и ненависти. Редкие успехи меня не радовали, частые неудачи не огорчали, не льстило встречающееся все реже и реже внимание девушек, не ранило душу полное презрение женщин. Я весьма смутно представлял себе ход мировых событий, не интересовался даже местными новостями. Не знал, где находились мои бывшие сослуживцы, кем сейчас стали и где проживают мои одноклассники. Я все проспал. Проспал в неглубоком, прерывающемся сне. Излишняя осмотрительность и какая-то подозрительность ко всему не оставляли меня ни на миг. Я чутко прислушивался ко всякому разговору, и мне казалось, что говорят только обо мне. Торопливые шаги за спиной — это упорно преследуют меня и сейчас, догнав и грубо схватив за плечо, с дикой злостью прокричат: «Наконец-то ты нам попался!» И последует жестокая расправа.

Вернувшись из больницы, я не пожелал возвращаться на прежнее место работы. Злые языки страшнее пистолета! Откуда-то стало известно, что я лечился от пьянства, и новость эта в считанные часы шумно разнеслась по всему предприятию.torpeda1

Ну, а дружки-собутыльники? С ними я перессорился в первые же дни после приезда. Отлично зная, что пить мне нельзя даже пиво, они, однако, с упорством и настойчивостью, достойной лучшего применения, приходили ко мне именно с пивом или сухим вином. Начинался обычный разговор.

— У меня к тебе дело, — начинает непрошеный гость.

— Говори, — настороженно отвечаю я.

— Давай выпьем — поговорим.

— Ты же знаешь, что я не пью.

— Ничего не случится от стакана.

— Да ведь я закодировался,— возвышал я голос.

— Знаем мы эти кодировки! Генка Зубр тоже кодировался — сейчас хлещет еще чище!

— Зачем же он тогда лечился?

— А я откуда знаю. Силой направили — вот и лечился. Для справки.

— Так какое у тебя дело ко мне?

— Да ты выпей сначала...

И следовала сцена, знакомая каждому, кто хотя бы-раз был в пьяной компании. Я старался мягко отстранить руку со стаканом, мне грубо, чуть ли не силой, толкали его в рот. Я вежливо отказывался — меня уговаривали с удвоенной силой, обвиняя в зазнайстве, в подлости, во-всех смертных грехах, ехидно советуя вступить в клуб анонимных алкоголиков. В последний раз, когда мне надоела эта комедия, утратив выдержку, я ударил кулаком по руке со стаканом. Со свистом пролетев по комнате, стакан ударился о железную спинку кровати. Раздался звон разбитого стекла. Стало необычно тихо.IMG 3898
Гостя словно ветром сдуло. И с тех пор ко мне не заходили с вином, но все еще приглашали выпить, хотя и менее настойчиво.

Временно я уехал в село. Здесь я получил первую после возвращения из больницы получку. Предстояло новое испытание. Бригада плотников, где я работал, все как один собрались у сельмага. Я двинулся в другую сторону.

— А ты что, не с нами? — удивился бригадир.

— Не обижайтесь, ребята. Но мне пить нельзя. Третий год мучает желудок,—соврал я,— потому и перебрался в село. Ближе к молоку.

— Ну, смотри сам. Тогда завтра приходи прямо к школе. Будете там с Володькой, — сказал бригадир.

И я спокойно отправился к себе на квартиру. Но дома мной овладело какое-то странное беспокойство. Взял книгу — не то. Включил магнитофон — опять не то. Надумал наколоть дров, но топор почему-то валился из рук. Пить не хотелось совсем, но возникло сильное желание побыть вместе с товарищами за одним столом и послушать их пьяную несмолкаемую болтовню. К тому же — эти деньги! Оттягивая карман, они притягивали все мои мысли, мешая спать, сидеть, лежать. Выработанная годами привычка давала о себе знать. А привычка— вторая натура. Зная, что соблазн первых месяцев — коварный соблазн, я, собрав волю в кулак, сказал себе решительно и твердо: «Умри, но не выходи сегодня из дому! Потерпи, завтра будет легче!»

По совету, полученному еще в наркологической клинике, я досыта наелся, хотя есть-то как раз совсем не хотелось, и вновь взялся за книги, привезенные с собой из города. И — странное дело! Ни стихи, ни проза на сей раз меня не увлекли и не отвлекли. Зато «Основы электротехники» — самый обыкновенный учебник — через какой-нибудь час полностью овладели моим вниманием. И все же всю ночь я провертелся волчком, сбив в комок простынь и одеяло. Но утром я шел к школе походкой победителя. Вдыхая полной грудью аромат цветущих садов, я приближался к месту работы с чувством человека, минуту назад объяснившегося в любви.

У школы, вымеряя шагами расстояние от крыльца до сарая, в нетерпении прохаживался Володя. Увидев меня еще издали, он радостно замахал руками, а когда я подошел, вручил мне связку каких-то ключей, топор, пилу и выдергу и, ничего не объяснив, побежал в деревню, напоследок крикнув: «Через час я вернусь». Все понятно. Побежал к коровнику, где сейчас собралась вся бригада. Будут опохмеляться. Значит, раньше, чем к обеду, Володя не появится. Вскоре подошел директор школы и рассказал, что нужно делать. Я сразу принялся за работу. Искоса посматривая на проходящих школьников, подумал: «Наверное, ребятишки, поглядывая на меня, думают: вот, не хотел дядька учиться, а теперь будет махать всю жизнь топором».

Да, вряд ли ребята поверили бы, что с выдергой в руке в школьном дворе орудует человек, имеющий высшее образование. Но не беда! Все это ненадолго. Главное — не сорваться. А первые победы над собой я уже одержал.

Проработав с месяц в плотницкой бригаде, я вновь затосковал по цеху, по технике. В одно прекрасное утро, приодевшись и захватив диплом, я появился на пороге отдела кадров машиностроительного завода.

Доверие — великая вещь! Оно спасло десятки угасающих жизней, изменило сотни неудавшихся судеб. И для меня стало делом чести, делом жизни с блеском его оправдать. Стать настоящим инженером, стать одним из лучших инженеров — вот моя цель на первую половину года. Завод — квартира — библиотека — завод. В то время для меня не существовало другой схемы жизни. Очень часто я проводил в цехах целые дни. Иногда и ночи—столь велико было мое желание доказать всем и самому себе, что мое бесшабашное прошлое — досадное недоразумение, чистая случайность, нелепый казус, что я заблудился во тьме и мраке только по незнанию, только потому, что легкий, а посему дешево ценимый успех сопутствовал мне во всем и привел к печальному и закономерному в таких случаях концу.

И все же больно сознавать, что моя жизнь была бы совсем иной, что мои помыслы, желания, стремления были бы направлены совсем в иное русло, не будь в начале моей жизни длинной полосы легких удач и легкого успеха.

Ход моих мыслей был неожиданно прерван тем, что я увидел. К выкрашенной в зеленый цвет скамейке сквера подошло трое ребят с с гитарой — возможно, студенты, возможно, молодые рабочие — и, несмотря на то, что уже были изрядно пьяны, развернув сверток и положив его содержимое на скамейку, стали продолжать пирушку; они то судорожно хохотали, то вступали между собой в какой-то пьяный бессмысленный спор, то вдруг начинали обнимать друг друга...

Нет, они никого не задевали, никому не грубили. И окружали их не какие-то развязные девицы, а очень милые девушки в голубеньких платьицах.

Но ведь это только сегодня. А завтра?

У меня возникло сильное желание подойти к этим юношам и в присутствии девушек сказать им простым дружеским тоном, каким беседуют с другом или говорят с хорошим приятелем: «Остановитесь, ребята! Бросьте то, что только еще начинается! Не повторяйте моих ошибок! Учитесь на них! Ведь и я родился не пьяницей, а воспитывался в культурной интеллигентной семье под надзором строгой матери. Ведь и я начал с рюмки, с маленькой безобидной рюмки...»

Быстро сгущались сумерки. Кое-где в окнах домов замелькали светящиеся точки, вспыхнули разом огни уличных фонарей. По заносимой листвою дороге проносились автомашины, мотоциклы, мопеды. Тротуары битком забиты спешащими куда-то людьми. Слышалась музыка, откуда-то раздавались веселые песни.

Внезапно в памяти всплыли слова Майи Плисецкой. Когда ее спросили, что хочет сказать она своим искусством, великая балерина, не раздумывая, ответила: «Я хочу сказать, что жизнь прекрасна!»

«Да, жизнь прекрасна! — вслух повторил я и мысленно добавил: — Для тех, кто делает ее такой».

Но пора торопиться и мне. Валя будет ждать меня ровно в семь часов. А будущий врач не любит опозданий, даже если их совершает бывший летчик.

 

Наши партнеры

smpain

 

logo1 min

 

rnl220x min

 

unodc min

 

oprf

Заказ звонка

Контактная форма
Заполните пожалуйста все необходимые поля